Еще с 2012 года, когда возглавлял Министерство Финансов, которое управляло пакетом государства в Banca de economii, Вячеслав Негруца предупредил о подозрительных действиях некоторых миноритарных акционеров, которые пришли в BEM в результате судебных решений, согласно классической схеме рейдерской атаки. Министр проинформировал высшее руководство и управленческие учреждения, что существует риск того, что группа людей с неясными интересами внедрится в важный сегмент банковской системы. Что следующим шагом миноритариев в Banca de economii может быть требование его капитализации и организации дел таким образом, чтобы Правительство больше не принимало участие. Это и произошло в 2013 году, когда государство уступило часть своего пакета и потеряло контроль. Негруца выступил и перед депутатами, только немногие из них проявили интерес. Некоторые были обеспокоены больше тем, чтобы получить место в совете Banca de economii.

Между тем, в 2013 году, Серджиу Чобану, бывший заместитель министра Экономики, назначенный, цитируем, «на линию ЛП», получил кресло директора Агентства по Регулированию в Энергетике, где работает и сегодня. А в Banca de economii воплотился сценарий, предсказанный Негруца, который казался настолько неправдоподобным для некоторых, годом ранее. Миноритарии потребовали капитализацию, государство не участвовало в дополнительной эмиссии акций и уступил более 20 процентов из всего пакета в размере 56. Именно вследствие этих событий, Banca de economii оказалась в руках Илана Шора, который, в тот период, как раз захватил контроль над Unibank и Banca Socială. Для последующего опорожнения валютных резервов государства было необходимо, чтобы в пакет контролируемых банков вошло и системное учреждение, с государственным капиталом.

Последовало, но лучше сказать, продолжилось, только на ускоренных оборотах, снятие денег из трех финансовых учреждений за счет невозвратных кредитов. До 27 ноября 2014 года, когда под предлогом заботы о добросовестных вкладчиках было открыто хранилище Национального Банка. Для реализации данного эпизода потребовалось предварительное изменение законодательства и тайное вынесение некоторых постановлений Правительством. В июле и сентябре 2014 года Правительство Лянкэ взяло на себя ответственность за своды законов, на основании которых была легализована процедура, к которой прибегли, тайно, в ноябре того же года – гарантирование государством некоторых срочных кредитов, предоставленных НБМ из валютных резервов. Первое принятие прошло без скрипа. При втором, однако, некоторые депутаты из оппозиции, казалось, почуяли что-то нечистое. Но и это прошло. Вместо реакции, Юрие Лянкэ махнул флагом европейской интеграции, как это делает часто и сегодня, в сложных ситуациях.

Менее чем два месяца спустя, 7 ноября 2014 года, правительство, цитируем, «европейское и демократическое», собралось на заседание, на котором, тайно, уполномочило Министерство Финансов предоставить государственные гарантии, чтобы НБМ предоставил банкам, в случае необходимости, срочные кредиты в размере до 9,5 миллиардов леев. В следующем году аналогичное решение для суммы в размере 5,3 миллиардов было принято другим исполнительным органом, сформированным тем же так называемым европейским и демократическим правительством. Вячеслав Негруца утверждает, что эти суммы не были оправданными и подчеркивает, что окончательный удар по этим трем банкам, вывод 13 миллиардов леев в оффшор, был нанесен только после того, как Правительство предоставило первую гарантию.

Через два года после предоставления государственных гарантий последовало их конвертирование в государственный долг. Сумма почти что удвоилась, потому что добавилась годовая процентная ставка в размере 5 процентов для Национального Банка. Таким образом, 13 миллиардов стали 25 миллиардами. И это решение было принято путем принятия на себя ответственности Правительством. На этот раз в Парламент пошел премьер-министр Павел Филип.

Ложью является то, что нынешнее правительство отличается от предыдущего. Как Юрие Лянкэ, так и Кирилл Габурич состоят сегодня в правительстве Филипа. Как Филип, так и Канду, участвовали в вынесении постановления Правительством, с помощью которого была предоставлена первая гарантия. Канду и подписал этот документ. Была избирательная кампания, однако, как Канду, так и Филип, вышли временно из гонки, чтобы принять участие в том заседании Правительства, от 7 ноября 2014 года. Более того. Андриан Канду, который был министром Экономики и Павел Филип, который руководил Министерством Информационных Технологий, активно участвовал в дискуссиях по поводу данного постановления. Согласно стенограмме заседания, рассекреченной впоследствии, Канду и Филип убеждали экс-министра Внутренних Дел, Дорина Речана, что якобы существовали какие-то фильтры для того, чтобы предотвратить ситуации, в которых ресурсы государства могут попасть в другое место, а не честным вкладчикам. О том, что так называемые фильтры не были в состоянии защитить ресурсы государства, мы поговорим в одном из следующих выпусков кампании «Где миллиард?».

Другим аргументом, указанным правительством для конвертации государственных гарантий в государственный долг были какие-либо условия со стороны иностранных инвесторов. Вячеслав Негруца утверждает, однако, что для МВФ было важно, чтобы решение проблемы было оговорено на бумаге, а не способ ее решения.

Еще одним аргументом, указанным правительством было то, что государственный долг уменьшится одновременно с представлением международным агентством Kroll, стратегии возвращения похищенных средств.

Правдой является то, что через год после тех заявлений, в декабре 2017 года, когда стратегия, на которую возлагали столько надежд была уже представлена, Павел Филип больше не казался таким оптимистично настроенным в отношении возвращения денег с помощью Kroll. Он выразил мнение, что 90% из лиц, указанных в том документе, якобы являются честными. Отчет не был обнародован до сих пор. Работа, представленная Kroll, хотя и была отправлена из НБМ а НАЦ, чтобы быть учтенной, кажется, не имеет веса, кроме тех случаев, когда является удобной для тех, которые ее упоминают. Прокуроры разработали совершенно другую стратегию возвращения денег, которая, по мнению Вячеслава Негруцэ, отвлекает внимание от того, что важно.

Мы написали данный материал в качестве введения по теме государственных гарантий – эпизод кражи миллиарда, который продолжается и сегодня посредством долгов, выплачиваемых молдавскими гражданами. В следующих выпусках мы будем публиковать доказательства, согласно которым, фирмы, вовлеченные в кражу миллиарда, воспользовались и ресурсами из тех гарантий. Деньги пошли в оффшор, а счет оплачиваем мы.