Последняя новость

ИНТЕРВЬЮ с директором Фундации „Открытый Диалог” Людмилой Козловской

ИНТЕРВЬЮ с директором Фундации „Открытый Диалог” Людмилой Козловской
Источник: jurnal.md Фото: Facebook/Ly... 01.02.2018 14:09
В общепринятом понимании, правозащитные организации занимаются защитой прав и свобод граждан. Однако очень часто люди задаются вопросом, что такое международная правозащитная деятельность, каковы сферы этой деятельности, чем и в каких случаях могут помочь международные организации.

В чем сила, успех и роль правозащитников, а также какие проблемы они решают и каковы преграды на их пути, мы попросили ответить президента известной в Молдове и за её пределами международной правозащитной организации «Открытый Диалог», Людмилу Козловску.

B минувшем 2017 году наша страна была неоднократно представлена в отчетах вашей организации. С чем связан интерес международных правозащитников к нашей стране, которая действительно проживает сложный политический, социальный и экономический кризис? Сильно ли отличается ситуация с правами человека в нашей стране, по сравнению, к примеру, с Украиной или Казахстаном, которыми также занимается ваша организация?

Пристальное внимание правозащитных организаций, в том числе "Открытого Диалога" связано с резким откатом в последние годы соблюдения свобод и прав человека в Молдове со стороны действующей правящей элиты. 2017 г стал переломным моментом, границей терпения для международных партнеров, которые возлагали большие надежды, в частности, на реформы в системе правосудия.

В практике «реформы» оказались лишь имитацией активности властей и не изменили правил игры в государстве. Молдова отличается тем, что в какой-то момент стала была примером для других стран как Украина, РФ или Казахстан. Однако после хищения 1 млрд долларов США, сворачивание демократии в Молдове происходит с небывалой скоростью. Методы, которые применяют зависимые от олигарха Плахотнюка, власти и подконтрольные СМИ полностью повторяют стиль казахстанского диктатора Назарбаева или же российского диктатора Путина. Фактически главная задача для олигархического окружения Плахотнюка - выслужиться и уничтожить, подавить критическое мышление и особенно тех, кто открыто принимает участие в акциях протеста, борьбе с тотальной коррупцией. Наша миссия как правозащитной организации состоит как раз в том, чтобы защищать права таких активистов, журналистов и представителей оппозиции. 

Как вы узнали о ситуации в Молдове и могли ли вы себе представить, что в стране считающейся успешным примером Восточноевропейского партнёрства, могут происходить такие вопиющие нарушения прав человека?

В виду того, что наша работа фокусируется на постсоветском пространстве, мы осторожно подходим к любым декларациям и внешнему имиджу страны, и даже истории успеха. Резкий поворот в последние годы к авторитарному стилю правления в Венгрии или в Польше самые яркие тому примеры. Кто бы мог подумать, что Польша, страна-пример удачной трансформации, станет известной в 2017 г беспрецедентным нападением правящей партии Право и Справедливость (ПиС) на независимость судебной системы, неправительственных организаций и СМИ?  Хотя размах пропаганды, черного пиара и примитивность в фабрикации уголовных дел, который мы увидели в Молдове на примере адвоката и правозащитницы Анны Урсаки, признаюсь, удивил.

Мы защищали от политических нападок многих адвокатов на постсоветском пространстве, но с обвинениями "адвоката Дьявола" пока что одного. Это произошло в октябре 2016 г, когда "Открытый Диалог" пригласил адвоката Урсаки принять участие в конференции ОБСЕ в Берлине. В тот же день Урсаки была по всем СМИ, контролируемым олигархом Плахотнюком, представлена как "адвокат Дьявола" и "лидер ОПГ". Было очевидно, что это реакция на деятельность Урсаки в распространении информации о коррупции и правонарушениях в Молдове со стороны властей.  

Исходя из вашего опыта, а также из взаимодействия с молдавскими правозащитниками, представителями гражданского общества и оппозиции, разделяете ли вы мнение генсека СЕ о том что Молдова «захваченное государство»? В чем, на ваш взгляд, выразился данный термин относительно Молдовы в 2017 году и какие методы считаются эффективными для противостояния этому феномену?

Не только разделяем, а обосновываем на фактах в наших отчетах, что Молдова стала заложником олигархического окружения Плахотнюка, где инакомыслие подавляется при помощи политического преследования, запугивания, очерняющих пропагандистских материалах. Все это возможно от тотальной безнаказанности чиновников и политиков внутри Молдовы, так как они знают, что никто не привлечет их к ответственности за совершенные преступления. Самый эффективный способ в таких случаях - это давление со стороны международного сообщества, например, блокада финансовой помощи, которая может быть украденной в очередной раз. Самый же жесткий, но эффективный способ остановить безнаказанность - это введение персональных санкций в отношении чиновников, их окружения со стороны Европейских стран и США.

В отчётах вашей организации, а также в ваших личных выступлениях на различных правозащитных площадках, в ЕП, ПАСЕ, ООН, ОБСЕ, часто упоминается имя олигарха Владимира Плахотнюка. Как вы можете охарактеризовать его и ту роль которую он сыграл в установлении «диктатуры олигархата», как часто говорят у нас в Молдове?

В руках Владимира Плахотнюка, самого могущественного олигарха и наиболее влиятельного политика в стране, на данный момент сконцентрирована вся власть. Это безусловно является основой угрозы демократическим процессам в Молдове. Множество авторитетных аналитических центров и СМИ подтверждают, что Плахотнюк монополизировал влияние на органы власти и контролирует систему правосудия в Молдове. Особенную роль играет факт, что Плахотнюк владеет крупнейшим медиаресурсом в стране. В первую очередь из-за этого Молдову называют «захваченным государством». Использование в качестве пропагандисткой машины ТВ каналы и газеты, покрывающих всю страну, дает практически неограниченную возможность для олигарха Плахотнюка в искажении реальности. Плахотнюк очень часто этим пользуется, например для организации травли против непокорных активистов и оппозиционеров, организовывающих протесты под его особняком. Даже выступление Михала Бони, депутата Европарламента, были искажены пропагандистскими каналами, чтобы поднять рейтинг Плахотнюка.

Позитивным аспектом остается факт, что гражданское общество в Молдове очень трезво оценивает намерения олигархата и его окружения. Это отразилось в массовых протестах и общественном мнении, которое однозначно негативно настроено в отношении Плахотнюка. Именно с целью удержать власть любой ценой правящая Демократическая партия, которую возглавляет Плахотнюк, изменила под себя законодательство, инициировав переход к мажоритарной системе выборов, а затем, при поддержке партии Игоря Додона, приняли закон о смешанной системе. Опыт в других странах показывает, что это откроет дополнительные возможности для подкупа избирателей и применения административного ресурса.

Какова была/есть реакция международных партнёров по развитию Молдовы на ту информацию которую вы озвучивали в ПАСЕ, ЕП, ООН, ОБСЕ и на чем вы больше фокусировались?

Нашей задачей было разорвать информационный вакуум и рассказать о политических преследованиях, которые стали уже абсолютной нормой после 2016 г. Благодаря поддержке со стороны международных партнеров, в частности Европейского Парламента, ПАСЕ, ООН, ОБСЕ, национальных парламентов Европейского Союза мы смогли приостановить на какое-то время преследование самых различных представителей гражданского общества Молдове. Отдельной задачей для нас является защита судьей, которые отважились противостоять давлению олигархата и выполнять политические заказы: Домники Маноле, Марины Антон и Дорин Мунтяну. Нам удалось остановить уголовное преследование в Молдове и Украине Александру Македона, мецената и представителя бизнеса, который поддерживает демократические процессы в Молдове.

Нашим требованием было ввести конкретные условия для властей Молдовы при оказании финансовой поддержки со стороны ЕС. Например, в мае-июне прошлого года мы организовали целую серию встреч и слушания в Европарламенте и ПАСЕ при участии гражданского общества, представителей оппозиции и независимых журналистов (Фото и больше материалов можно найти тут и тут).

Во время выступлений мы просили депутатов Европарламента и членов Парламентской Ассамблеи Совета Европы, представителей Европейской комиссии предоставлять финансовую помощь Молдове только при прекращении практики политических преследований и нарушений прав человека, реальных результатах выполнения реформ. В конечном итоге объединенный голос рекомендаций гражданского общества Молдовы и международных организаций был услышан. Евросоюз поставил под условие следующий транш для Молдовы, чтобы исключить разворовывание и злоупотребления со стороны молдавских властей. 
 
У нас в Молдове существует распространённый способ противостояния системы борцам с режимом, человека говорящего правду о происходящем правовом и политическом беспределе, а также обвиняющего в этом конкретно Владимира Плахотнюка, сразу называют «рукой Москвы». Вы наверняка встречались с подобными случаями на примере правозащитной деятельности в Украине. Что вы думаете по этому поводу?

Еще как! Действительно, стало удобно и даже трендом не только в Украине, но и в Молдове всех критиков действующей власти связывать с агентурой Кремля. Официальный Кишинев особенно отличился еще и постоянным запугиванием международных партнеров «угрозой Кремля». При этом расследования независимых журналистов показывают множество фактов симбиоза оккупационных властей в Приднестровье и молдавских властей. Плахотнюк, имеющий низкий рейтинг и сомнительную репутацию, представляет себя как «единственную сильную проевропейскую альтернативу». Это вызывает в обществе разочарование европейским вектором развития, что используют в своих интересах пророссийские популистские силы. Поэтому крайне важна солидарная позиция международных партнеров, которые в 2017 г многократно дали понять кого считают ответственным за тотальную коррупцию и срыв реформ в Молдове.

В украинском гражданском же обществе есть шуточный показатель «дотягиваешь» ли или нет до «агента Кремля» за аргументированную критику власти. Если не дотягиваешь – значит, неэффективно работаешь! Искушение найти «внешнего врага» для общества, использовать пропаганду со стороны авторитарных властей всегда было велико, особенно когда существует мощное сопротивление в обществе и давление международных партнеров, а показать кроме собственной элитной недвижимости при нищенских зарплатах коррумпированным чиновникам нечего.

У нас нередко такая форма пропаганды имеет откровенно агрессивный и ненавистнический характер. Расскажите о вашем опыте столкновения с такой формой пропаганды?

Вы будете удивлены, но с подобной проблемой столкнулось даже гражданское общество и оппозиция в Польше. Последние 2 года в Польше наблюдается невероятный откат к авторитарному способу правления со стороны партии «Право и Справедливость», которая сформировала правительство и выиграла президентские выборы. Теперь каждый, кто оппонирует и участвует в массовых акциях протеста против лишения независимости судебной системы, партия ПиС называет «агентом Кремля», «агентами Сороса». Бывают даже «немецкие» и «брюссельские агенты»! Пропагандистская риторика, откровенный язык ненависти к оппонентам и гражданскому обществу распространяется при помощи государственных СМИ, в частности против Фонда «Открытый Диалог». Так что мы из своего опыта прекрасно понимаем каждого, кто подвергается атаке СМИ, контролируемыми Плахотнюком.

Мы считаем, что получили высшую оценку нашей эффективности от пропагандистских СМИ Плахотнюка. Сразу после организации мероприятия и встреч для гражданского общества и оппозиции в Европарламенте в мае 2017 г, о котором я уже упоминала, Фонд «Открытый Диалог» попал под огромную волну черного пиара каналов Prime, Publika TV, Canal2 и Canal3. ТВ станции Плахотнюка оценили наш вклад в принятие решения со стороны ЕС в замораживании макро-финансовой помощи для Молдовы в обмен на реальные эффекты реформ, борьбу с коррупцией и олигархатом, однозначное прекращение политических преследований в стране. Поэтому каналы Плахотнюка почти непрерывно вещают уже много месяцев, что  "Открытый Диалог" - это "агенты Аблязова", "рука Кремля" и так далее, иногда даже целый день отводят нам в прайм тайме! Для нашей команды это самый большой комплимент.

Как этому противостоять? Какие способы находит приемлемыми ваша организация и вы лично? Что уже было проделано или планируется в ближайшее время? Будете ли вы обращаться в суд против молдавских телеканалов принадлежащих медиа холдингу Плахотнюка? У нас в Молдове принято считать, что в условиях захваченной юстиции защитить себя в молдавских судах практически невозможно. Ваше мнение по этому поводу?

Как и в других авторитарных странах, пропагандисты откровенно лгут, или особенно не утруждают себя и повторяют под копирку, а иногда дописывают свои фантазии к пропаганде других. Поэтому разоблачение ложной информации, хоть и трудоемкое, но абсолютно возможное задание. Но для этого необходима солидарность в гражданском обществе и оппозиции, независимых СМИ, чтобы максимально распространить объективную информацию.
 
К примеру, Publika.md, Canal 1,2,3  откровенно дезинформировали зрителей и читателей о публикации Financial Times, где якобы упоминается Фонд «Открытый Диалог» в негативном контексте. А факты говорят о том, что эта статья посвящена беспрецедентной истории политического преследования казахстанского оппозиционного политика и бывшего бизнесмена Мухтара Аблязова. О нашей организации там нет даже и слова.

Поэтому публикации с опровержением в независимых СМИ в Молдове, совместные уличные и в социальных сетях акции протеста, информирование международного сообщества о губительности тотальной пропаганды в Молдове – будут эффективными механизмами в защите. Ну и самое ключевое – подавать в суд на клевету! Даже в суд, контролируемый Плахотнюком надо обязательно обращаться, чтобы в последствии привлекать к ответственности тех судей, кто откровенно покрывает пропагандистские нападения. Борьба с дезинформацией актуальна для всех стран Евросоюза, создан даже специальный орган для этого. Молдова подписала договор об Ассоциации с ЕС, зависима от финансирования ЕС и вынуждена будет играть по общим правилам. Европейский парламент и Еврокомиссия, национальные парламенты ЕС занимаются разработкой стратегий как противостоять пропаганде.

Поэтому привлечение к ответственности по примеру российских пропагандистов, в отношении которых введены персональные санкции с блокадой счетов в банке и виз, самое правильное, на мой взгляд, решение и четкая инструкция, что может случиться с молдавскими пропагандистами. Поэтому мы будем подавать в суд, а дальше... Модель наших действий  в Молдове будет подобной как мы поступали в отношении российских и казахстанских пропагандистов. У нас есть опыт, когда в итоге представители СМИ предпочли сделать извинения/корректировку, а не платить нам компенсацию по решению суда. Это как раз касалось безосновательных утверждениях в финансировании нашей организации казахстанским бизнесменом и оппозиционным политиком Мухтаром Аблязовым. 

Что вы бы могли посоветовать молдавским правозащитникам а также представителям оппозиции ставшими жертвами грязных PR кампаний?

Объединяться в борьбе, подавать совместные иски, где это возможно, устраивать акции неповиновения, составить список кого надо привлечь к ответственности за пропагандистскую деятельность. Мы будем рады сотрудничеству и объединению усилий.

Расскажите о планах на 2018 год. Планирует ли ваша организация в дальнейшем заниматься молдавским направлением? Смогут ли в дальнейшем граждане нашей страны получить необходимую консультацию или другую помощь вашей правозащитной организации?

 Да, защита прав человека активистов, независимых судей и адвокатов, журналистов в Молдове далее остается для нас приоритетной. Кроме того, важной составляющей будет работа над привлечением к ответственности/санкциям в отношении чиновников, отвечающих за политические преследования и коррупцию, пропагандистов.

Минувшим летом Молдову потряс скандал с насильным изменением электорального законодательства со стороны правящего режима. Как вы можете прокомментировать инициативу правящей коалиции о переходе на смешанную систему выборов? Каков пример Украины в данном вопросе? Какие возможны последствия для Молдовы в связи с принятием так называемого закона «Плахотнюка- Додона»?
Я абсолютно солидарна с мнениями экспертов в данной области, причём здесь я одновременно подразумеваю Венецианскую комиссию, так и независимых молдавских правоведов,  политических комментаторов. Вердикт очевиден - все единодушно осудили сам закон, его правовое применение в условиях РМ, а также абсолютно варварский способ его принятия, без обеспечения политического консенсуса и обязательных консультаций с гражданским обществом.

К тому же, учитывая серьёзные опасения относительно политической ангажированности молдавского Центрального Избиркома и судебной системы, существует реальная опасность так называемого gerrymandering, когда границы одномандатных округов произвольно видоизменяются с целью искусственного нарушения принципа равного представительства политических сил в этих округах. К тому же, на примере Украины, могу сказать, что изменение избирательного законодательства в условиях снижения электорального рейтинга, является распространённым методом искусственного влияния на результаты выборов.

Ситуация подобная молдавской, имела место в Украине в преддверии парламентских выборов 2012 года. Это очень опасный путь. Поэтому мы приветствуем усилия молдавского гражданского общества о проведении законодательного референдума и рассчитываем, что все оппозиционные силы Молдовы объединяться вокруг этой цели.

Как вы могли бы прокомментировать инициативу о запрете финансирования НПО из-за рубежа?

Причиной введения запрета финансирования НПО из-за границы является в угроза, которую почувствовали коррумпированные власти Молдовы в объединенной позиции гражданского сектора против весьма странных законодательных инициатив со стороны правящего режима. К сожалению, это очередное доказательство Молдова является захваченным государством. На сегодня подобные запреты существуют в таких странах как Россия, Азербайджан, Казахстан. Весьма расплывчатая трактовка «политической деятельности» в законопроекте создает угрозу его избирательного применения с целью преследования неугодных властям НПО. Важно, чтобы гражданское общество объединено противостояло такой политике, потому что в конечном итоге она коснется каждого.

Какие произошедшие в Молдове случаи потрясли вас больше всего?

Помимо общего негативного впечатления от вопиющих примеров беззакония по политически мотивированным делам, минувший 2017 год в Молдове потряс такими случаями как смерть Андрея Бргагуцы от пыток в заключении. Шокировал случай смерти из-за отказа в медицинской помощи девушки-сироты, её зовут Николина Булат, если я не ошибаюсь. И уж совсем нечеловеческим запомнились случаи поставок непригодных для еды продуктов в детские сады. Совсем недавно поразила ужасающая своими подробностями петиция от имени десятков рожениц. Истории женщин, которые подверглись бесчеловечному отношению в кишиневском Центре «Матери и ребёнка» – самый яркий пример до чего доводит круговая порука, безнаказанность и что означает термин «захваченное государство».

Рассчитывать на объективность расследования со стороны прокуратуры просто не приходится. От кого? От Генпрокурора Харунжена который сам инициировал политические преследования и не может объяснить происхождения собственной элитной недвижимости…

Все эти истории объединены полным отсутствием своевременной реакции властей. Или, что ещё хуже, когда вместо немедленного расследования и уголовного наказания виновных, вместо увольнения с должностей, в том числе и политических отставок, правительство не реагирует по закону, а фактически покрывает ответственных. И это происходит в стране, подписавшей договор Ассоциации с ЕС и обязавшейся соблюдать фундаментальные права человека, получив при этом колоссальные средства на реформы в юстиции, медицине и борьбу с коррупцией от Евросоюза и США.

Именно поэтому мы считаем крайне важным шагом появившиеся первые голоса и требования гражданского общества Молдовы во время протестов в сентябре 2017 г о необходимости введения персональных санкций в отношении молдавских чиновников со стороны ЕС.

Это единственное, хоть и жесткое средство, чтобы остановить безнаказанность и тотальную коррупцию в Молдове. За коррупцией стоят конкретные имена и фамилии. Мы будем поддерживать на сколько можем гражданское общество Молдовы, чтобы привлечь к ответственности конкретных чиновников также, как делали это в отношении российских пропагандистов, прокуроров и судей, политиков во главе с Путиным по санкционному «Списку Савченко».
Далее

Нон-стоп

Статьи